January 4th, 2016

Социальная иерархия: эксперимент с крысами

Социальная иерархия: эксперимент с крысами
Дидье Дезор, исследователь лаборатории биологического поведения университета Нанси (Франция), провел исследование поведения крыс, которое показало результаты, интересные для психологов.
С целью изучения плавательных способностей крыс он поместил в одну клетку шесть зверьков. Единственный выход из клетки вел в бассейн, который необходимо было переплыть, чтобы добраться до кормушки с пищей.
В ходе эксперимента выяснилось, что крысы не плыли вместе на поиски пищи. Все происходило так, как будто они распределили между собой социальные роли: были два эксплуататора, которые вообще никогда не плавали, два эксплуатируемых пловца, один независимый пловец и один не плавающий козел отпущения.

Процесс потребления пищи происходил следующим образом. Две эксплуатируемые крысы ныряли в воду за пищей. По возвращении в клетку два эксплуататора их били до тех пор, пока те не отдавали свою еду. Лишь когда эксплуататоры насыщались, эксплуатируемые имели право доесть остатки пищи.
Крысы-эксплуататоры сами никогда не плавали. Чтобы наесться досыта, они ограничивались тем, что постоянно давали взбучку пловцам. Автоном (независимый) был довольно сильным пловцом, чтобы самому достать пищу и, не отдав ее эксплуататорам, самому же и съесть. Наконец, козел отпущения, которого били все, боялся плавать и не мог устрашать эксплуататоров, поэтому доедал крошки, оставшиеся после остальных крыс.
То же разделение — два эксплуататора, два эксплуатируемых, один автоном, один козел отпущения — вновь проявилось в двадцати клетках, где эксперимент был повторен.
Чтобы лучше понять механизм крысиной иерархии, Дидье Дезор поместил шесть эксплуататоров вместе. Крысы дрались всю ночь. Наутро были распределены те же социальные роли: автоном, два эксплуататора, два эксплуатируемых, козел отпущения.
Такой же результат исследователь получил, поочередно поместив в одной клетке шесть эксплуатируемых крыс, затем шесть автономов и шесть козлов отпущения.

В результате выяснилось: каков бы ни был предыдущий социальный статус индивидуумов, они всегда, в конце концов, распределяют между собой новые социальные роли.
Исследователи университета Нанси продолжили эксперимент, исследуя мозг подопытных крыс. Они пришли к неожиданному на первый взгляд выводу, что наибольший стресс испытывали не козлы отпущения или эксплуатируемые крысы, а как раз наоборот — крысы — эксплуататоры.
Несомненно, эксплуататоры очень боялись потерять свой статус привилегированных особей в крысином стаде и очень не хотели, чтобы однажды их самих вынудили работать.
ИСТОЧНИК: http://www.kramola.info/vesti/neobyknovennoe/socialnaya-ierarhiya-eksperiment-s-krysami

Почему нельзя назвать самым сложным какой-то конкретный язык?

1. Самый сложный язык для изучения – баскский, он настолько сложный, что во время Второй мировой войны этот язык применяли как шифр.

2. Досчитать до трех на нивхском языке (распространен в северной части о. Сахалин) - непростая задача. Нивхские числительные звучат по-разному в зависимости от того, что считают: лыжи, лодки или связки вяленой рыбы. Всего в языке 26 способов счета.

3. В табасаранском языке (один из официальных языков Дагестана) существует 48 падежей существительных.

4. В эскимосском языке насчитывается 63 формы настоящего времени и 252 окончания простых существительных.

5. Чтобы научиться квалифицированно переводить тексты на санскрите или писать на нем, человеку потребуется изучать его не менее 12 лет.

6. В языке североамериканского индейского племени чиппева 6 000 глагольных форм – больше, чем в любом другом языке.

7. Про абазинский язык, распространённый в Карачаево-Черкесии, говорят: не зная его с детства, овладеть им в зрелом возрасте почти невозможно. А всё из-за чрезвычайно сложной фонетики.

8. Наиболее полный словарь китайского языка содержит более 87 000 иероглифов, каждый из которых обозначает свой слог. Самым сложным является архаичный иероглиф се – «болтливый», состоящий из 64 черт, а из использующихся в настоящее время - иероглиф нан, который содержит 36 черт и означает «заложенный нос».

Примеры эвристики (когнитивных искажений)

- Ошибка «Якорения». После крупной сделки на мелкую после нее гораздо легче получить добро, и наоборот;
- Ошибка «Выше среднего». Мы постоянно переоцениваем себя;
- Ошибка Доступности. Чем чаще мы слышим о каком-либо событии, чем оно ярче и эмоциональнее раскрашено — тем выше мы оцениваем вероятность события (пример - падающие самолеты);
- Эффект ореола. Мы склонны переоценивать способности успешных людей и при этом недооцениваем роль счастливо сложившихся обстоятельств. Если же люди терпят неудачу, мы склонны недооценивать их способности;
- Эффект красоты. Мы склонны переоценивать способности привлекательных людей, женщины, наоборот, обычно недооценивают способности привлекательных женщин;
- Эффект «Знакомое надежнее». Делая выбор, мы склонны опираться на знакомые аспекты, которые могут не иметь никакого отношения к сущности выбора.
- Эффект стадности. Другие люди влияют на наши решения в гораздо большей степени, чем мы думаем.
- Ошибка «суждения задним числом». Люди считают события более предсказуемыми, чем они есть на самом деле. После того как событие произошло, мы склонны думать, что изначально знали все факты и вполне могли предсказать это событие.
- Эффект «розовой» ретроспективы. Мы склонны оценивать прошлые события более положительно, чем они были на самом деле.
- Ошибка игрока. Мы считаем, что вероятность будущего события зависит от событий, которые уже произошли. Чем больше ставок было сделано до этого, тем выше становится шанс выиграть (на самом деле шанс всегда остается таким же)
- Ошибка подтверждения и избирательное восприятие. Мы склонны выбирать из всего массива информации только ту, которая подтверждает нашу изначальную точку зрения. Информацию, противоречащую ей, мы обычно игнорируем.
- Эффект стереотипов. Мы склонны приписывать людям определенные качества в зависимости от их принадлежности к какой-либо группе.
- Боязнь потерь. Потеряв что-то, мы расстраиваемся больше, чем когда не получаем того, что могли бы получить. И обычные люди, и целые компании в первую очередь стараются избежать даже незначительных потерь (убытков), а не максимизировать возможный выигрыш (например, долгосрочные прибыли).
- Эффект результата. Мы склонны оценивать решение на основании его результата — даже если определенный результат оказался простым совпадением. Гораздо реже мы оцениваем качество самого решения на момент его принятия.
- Рационализация после покупки. После покупки вещи (особенно дорогой) мы склонны видеть в ней только преимущества и не видеть недостатков. Так мы убеждаем себя в правильности сделанного выбора.
- Эгоистичная необъективность. Одно из качеств, присущих почти всем людям, - приписывать успехи исключительно себе, а в своих неудачах обвинять внешние силы.
- Эффект действующего лица/наблюдателя. Когда мы успешны, то предпочитаем объяснять это своими личными качествами и способностями. Но причину успешности других людей мы, как правило, видим во внешних обстоятельствах. В случае неудачи все происходит наоборот.
- Эффект спешки. Когда у нас нет времени подумать, мы чаще принимаем непорядочные решения и действуем менее этично, чем когда у нас есть время поразмыслить «Быстрое, автоматическое принятие решений часто носит эгоистичный характер, потому что личный интерес — это базовая, инстинктивная реакция на внешние раздражители. А сознательное размышление добавляет решению этический и социальный аспекты. Длительное размышление порождает внутри человека борьбу между своекорыстными желаниями, с одной стороны, и ценностями и нормами, привитыми в процессе социального обучения, с другой».
- Эвристика подмены. Когда у рефлекторного мозга нет готового ответа, на сложный вопрос, он мгновенно отвечает на другой, схожий вопрос. И если наш мыслящий мозг не начеку, он может принять этот ответ за правильный. Например: «Кто лучший кандидат на эту должность?» заменяется на «Кто выглядит лучшим кандидатом?»

Если после прочтения этого раздела вы подумаете: «Я не подвержен таким когнитивным ошибкам» или: «Я слишком умен, чтобы попадать в такие ловушки», значит, вы стали жертвой эффекта «слепого пятна» или искаженного восприятия искажений. Частный случай этих эффектов — ошибка интроспекции, которая заставляет нас считать, будто мы меньше других людей подвержены когнитивным ошибкам. Однако все исследования доказывают: люди, которые считают себя абсолютно объективными и рациональными, попадают в когнитивные ловушки наравне со всеми. И даже если перед началом эксперимента им объясняют суть соответствующего когнитивного искажения, их результаты не улучшаются. Дело в том, что все эти эвристики и искажения запрограммированы на бессознательном уровне, поэтому мы просто не контролируем их. А наш мыслящий мозг, находясь под воздействием когнитивных ошибок, старается поддерживать наш интеллектуальный имидж в наших собственных глазах и рационализирует принятые нами решения.