August 12th, 2016

П. А. СОРОКИН ПРО ЯЗЫК И НАЦИОНАЛЬНОСТЬ

П. А. СОРОКИН ПРО ЯЗЫК И НАЦИОНАЛЬНОСТЬ
Бандеровский радикальный нацизм базируется на превосходстве украиноязычного населения Украины. Украинцы, говорящие на русском языке, в силу объективных, исторических, родственных и других факторов, трактуются бандер-радикалами как люди низшего сорта, "колорады", "сепары", "русификованные схыдняки", зраднЫкЫ... Адольф Гитлер был бы удивлён, если бы узнал, что украинские радикальные бандеровцы превзошли его в идеологическом, методологическом и в маразматическом планах. Делить и стравливать между собой людей по языковому принципу - на это фантазия А. Гитлера была не способна.
Разновидность колебания воздуха ротовым отверстием во время коммуникации, как способ "разделяй и властвуй" эффективнее и рентабельнее, чем газовые камеры "Освенцима". По крайней мере, люди сами готовы друг друга убивать из-за букв, звуков, грамматики и лексики. Очень выгодная война...

СОРОКИН ПИТИРИМ.jpg

ОБРАТИМСЯ К КЛАССИКУ СОЦИОЛОГИИ - П. А. СОРОКИНУ:
"Многие исследователи видят отличительный признак национальности в единстве языка. Люди, говорящие на одном языке, принадлежат к одной национальности, таково основное положение этого течения. Данная теория национальности едва ли не самая популярная и самая распространенная.
Однако от этого она не становится еще истинной.
Если бы язык был таким решающим признаком, то тех лиц (а таковых немало), которые одинаково хорошо и с детства владеют несколькими языками, пришлось бы признать денационализированными, а, следовательно, венгры, владеющие и венгерским и немецким языками, не могли бы считать себя по национальности венграми. То же относилось бы и ко всем "многоязычным" лицам и народам. Во-вторых, люди, обычно принадлежащие к различным нациям, например англичане и американцы, раз они говорят на английском языке, должны были бы составить тогда одну английскую нацию; американской нации, как не обладающей собственным языком, тогда не могло бы быть. И, наконец, туринец, сицилиец и миланец не могли бы принадлежать к одной итальянской нации, так как их говоры весьма далеки друг от друга. В-третьих, если даже и принять этот признак, то мы не избавляемся этим от целого ряда противоречий и сомнений. Первое сомнение гласило бы: насколько расходящимися должны быть языки или наречия, чтобы язык, а соответственно и народ, говорящий на нем, могли быть признанными в качестве самостоятельных национальных единиц? Если это расхождение должно быть основным, тогда пришлось бы признать, например, национальностью только славянство и объединить в эту национальность такие группы, как великороссы, малороссы, поляки, сербы, болгары, русины и т. д. Каждый из этих народов в отдельности не мог бы составить национальность, ибо языки их более или менее близки. То же нужно было бы сказать и о французах, итальянцах и румынах как единицах, говорящих на языках родственных. И они порознь тогда не могли бы называться нацией и национальностью, а должны были бысоставить одну "романскую" национальность. В итоге мы получаем картину, решительно расходящуюся с обычным пониманием этого термина.
Если же это различие языков должно быть незначительным, то мы попадаем в новую крайность.
Почему тогда это различие не уменьшить и вместо русского, польского, украинского языков или наречий не считать таким достаточным различием простое отличие говоров. Логических препятствий для этого нет. Тогда вместо русской, польской и украинской национальности из одной великорусской народности выкроились бы нижегородская, ярославская, московская, вологодская и другие национальности. Термин "язык" - не есть нечто абсолютно определенное и сплошь и рядом подменяется терминами "наречие", а иногда и "говор". Как видим, и здесь нет спасения.
Наконец, если бы все дело было в языке, то едва ли можно было бы говорить о русской национальности или о национальности бельгийской или английской. Поляк, малорос, еврей, черемис, калмык, вотяк, молдаванин и т. д. в этом случае не могли бы говорить о "русском патриотизме", о "русском отечестве", считать себя по национальности "русскими" и наклеивать на себя значок "России", символизирующий то единство, к которому они себя относят. То же относится и к Англии или Бельгии, в состав которых входят народы, говорящие на самых различных языках. А между тем в речах и статьях текущего момента говорится именно и главным образом не о черемисском, вотяцком или калмыцком патриотизме их национальности, а именно о русской, не о валлонской или фламандской, а о бельгийской нации и т. д.
Эти краткие штрихи показывают, что на почве одного языка нельзя построить здание национальности".

ИСТОЧНИК: Сорокин П. А. Проблема социального равенства. Национальность, национальный вопрос и социальное равенство // Человек. Цивилизация. Общество // Питирим Александрович Сорокин / Общ. ред., сост. и предисл. А. Ю. Соломонов: Пер. с англ. - М.: Политиздат, 1992. - 543 с. - С. 246 - 247.