Category: наука

БОЖЕ, БЛАГОСЛОВИ АМЕРИКУ!!!

БОЖЕ, БЛАГОСЛОВИ АМЕРИКУ!!!
Ура!
Моё очередное достижение на международной арене науки!
Почти два месяца назад я принял участие в Международной конференции «Scientific researches for development future». Конференция проходила в США, в Нью-Йорке, 28 Февраля 2019 г.
Я отправил в виде статьи первые главы моей научной монографии. Статья называется «Introduction to critique of musical reason». Мой материал долго проходил редакторское рассмотрение и утверждение на печать.
И вот, наконец, я получил авторский сборник! Это круто!
Исходные данные статьи:
Komisarenko A. N. Introduction to critique of musical reason // Scientific researches for development future. Conference Proceedings. Vol. 1. B&M. Publishing, February 28, 2019, New York, USA, P. 60 – 67.
К сборнику прилагается авторский сертификат.

13-СЕРТИФИКАТ.jpg

PS. Это моя вторая статья, опубликованная в США. С первой можно ознакомиться тут: https://trenos.livejournal.com/214378.html
…………….
Хочу поблагодарить тех, кто помогал и помогает мне с английским языком. Уже почти год, как я изучаю английский с носителями языка, для которых данный язык является родным.
Летом я окончил практический курс «Summer English Institute», в котором преподавали учителя-волонтеры из Канады и Соединенных Штатов (https://trenos.livejournal.com/722532.html).
Там я познакомился с Молли и Дэрилом Портерами преподавателями Trinity Western University в Канаде. И с тех пор я хожу к ним на индивидуальные уроки по английскому. Сначала было тяжело. Но со временем я привык и даже ловил себя на том, что пытаюсь мыслить на английском.
Большое им спасибо за поддержку и развитие моего разговорного English!!!

received_2568122946593651.jpg
На фото: я вместе с учителями по английскому языку
с Дэрилом Портером и с Молли Портер.

…………
Кому интересна моя научная статья «Introduction to critique of musical reason», читайте
Collapse )

Этого человека не существует

Этого человека не существует

ЛИЦО-НЕ СУЩ.png

Разработчик Uber Филипп Ванг запустил сайт https://thispersondoesnotexist.com, на котором раз в несколько секунд генерируется человеческое лицо с помощью алгоритма генеративных нейронных сетей StyleGAN, разработанного Nvidia.

Каждый раз, когда вы обновляете сайт, он генерирует случайное лицо человека, неотличимое от реальной фотографии.

Разработчику удалось преодолеть эффект "зловещей долины" благодаря генеративной нейронной сети — это комбинация из двух нейросетей. Первая генерирует изображение, а вторая пытается определить, насколько оно реалистично. Обучение GAN продолжится до тех пор, пока нейросеть-генератор не обманет нейросеть-судью.

Теперь, когда вас попросят скинуть фотку, просто кидайте ссылку на сайт, а там - как повезёт. :)
...........
Думаю, с такими успехами нейронных сетей, скоро можно будет так генерировать целые фильмы!
Вероятно, что актёры станут безработными, а премия "Оскар" потеряет свой статус...
И наступит эра нейро-фильмов!
Можно будет самому в Интернете из простого набора исходных элементов за считанные секунды "слепить" любой фильм, любого жанра.
Заходишь такой на сайт (что-то отдалённо похоже на сегодняшний "You-Tube"). Нажимаешь там на кнопочку "создать фильм", а там выскакивают разные вкладки. В этих вкладках выбираешь параметры героя, антигероя, сюжетную канву, жанр и прочие характеристики. В конце жмёшь "ОК" и смотришь.
К примеру: "Золушка, Терминатор, фантастический боевик с элементами эротики".
И два часа смотришь, как Терминатор из далёкого будущего попадает в далёкое прошлое, ищет там хрустальную туфельку Золушки, потому что туфелька - это артефакт редкого кристалла, от которого зависит победа восставших машин в будущем.
Когда Терминатор находит туфельку, то натыкается на Золушку. У киборга пробуждаются к ней романтические чувства. Тут постельная сцена...
В конце, он забирает туфельку и Золушку с собой в будущее, а там, оказывается, что эта Золушка - пра-пра-пра-бабушка Сары Коннор. Но...
Золушка уже успела украсть свой кристалл и присоединилась к выжившим людям. Вместе они строят новое супер-оружие, вставляют туда кристалл. И о чудо! Терминатору и всем злым машинам наступает ППЦ!
Добро и красота победили!
Хэппи энд!

ПАРАДОКСЫ НАУКИ...

ПАРАДОКСЫ НАУКИ...
Фоторобот птицы.
Примерно так может выглядеть лебедь, если выполнить реконструкцию его внешнего вида по скелету. Часто реконструкции вымерших животных получаются не менее фантастическими, ведь мы многое не знаем об анатомии и образе жизни давно вымерших существ.


ПТИЦА-ФОТОРОБОТ.jpg

О, БОЖЕ! МЕТАФИЗИКА МАЙДАНА...

О, БОЖЕ! МЕТАФИЗИКА МАЙДАНА...
15 декабря в Украинском католическом университете состоится научно-практическая конференция «Бог на Майдане: реальность или миф?». Об этом сказано в анонсе на сайте философско-богословского факультета УКУ.

«Цель конференции – предложить научную дискуссию об ощущении потусторонности участников Революции достоинства 2013-2014 гг.; проанализировать интердисциплинарно, сквозь призму гуманитарных наук, уникальный феномен опыта Бога на Майдане; мотивировать богословов продолжать всестороннее исследование феномена Майдана: его сакрально-литургической и миссионерско-пасторальной жизни, экуменическую настроенность и религиозный диалог», – сказано в анонсе.

Среди заданий конференции – аргументирование влияния сверхъестественного мира на поведение людей, находившихся на Майдане, поиск ответов на вопросы о том, как протестные акции в Киеве изменили менталитет граждан, насколько интенсивно начат процесс изменений в сознании и поведении людей и т. д.

PS. Напомним, ранее премьер-министр Владимир Гройсман говорил о том, что Господь Бог помог ему стать финансово независимым.
PS. PS. Интересно, можно ли теперь защищать диссертации по теме "Бог на Майдане"???

ИСТОЧНИКИ:
http://theological.ucu.edu.ua/anonsy/naukovo-praktychna-konferentsiya-bog-na-majdani-realnist-chy-mif/
http://sharij.net/67437


ПИКАР-РУКА-ЛИЦО.jpg

КРИВОРОЖСКИЙ ГОРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ-1

КРИВОРОЖСКИЙ ГОРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ-1
Решил провести небольшую фото-эксурсию по научно-образовательным достопримечательностям Кривого Рога.
Начнём с Металлургического корпуса Криворожского Горного университета (КТУ), что находится в Центральной части города, возле трампарка, на улице Островского, д.16.
Здание данного корпуса выполнено в духе брежневского конструктивизма времён застоя. Типичная архитектура 70-80-х годов прошлого столетия.
Справа от входа - не дорогая студенческая столовая.

01.jpg

В этом же корпусе разместили Донецкий торговый университет Туган-Барановского, который был эвакуирован в Кривой Рог из-за текущей гражданской войны на Востоке Украины.

02.jpg

03.jpg

Внутренняя композиция постройки представляет собой бункер с узенькими коридорами, техническими схемами на стенах с разной утварью.

04.jpg

05.jpg

06.jpg

07.jpg

08.jpg

09.jpg

Аудитории на редкость удобные, комфортные и светлые.
В некоторых аудиториях полно разных наглядных пособий и механизмов.

10.jpg

11.jpg

12.jpg

13.jpg

14.jpg

15.jpg

16.jpg

В целом, попадая в такие здания, ощущаешь ретро-романтику по бывшему СССР.

ФИЛОСОФИЯ МОРАЛИ: Мораль относительна?

Мораль относительна?
Нет. Что вообще значит "мораль относительна"?

Это значит, что никто в принципе не может утверждать, что что-то хорошо, а что-то плохо, потому что у каждого своя мораль. Для меня какое-то действие - добро, а для тебя - зло. Такая теория в принципе не может называться моралью, потому что это всего лишь набор предпочтений. А у каждого свои предпочтения. С таким подходом даже родители не могут своих детей за что-то наказывать, потому что они никоим образом не могут им указывать, что хорошо, а что плохо - мораль ведь относительна.

Получается, что морали либо не существует, либо она абсолютна.
Есть одна хорошая книга: "Universally Preferable Behaviour" сокр. UPB (в переводе будет "Универсально Предпочтительное Поведение" сокр. УПП, но перевода этой книги на русский язык ещё нет).
Так вот UPB - это то, что мы требуем от человека, когда говорим, что он что-то должен делать, а что-то не должен.
Главное слово здесь - Universally (Универсально). То есть всё, что мы предлагаем в своей моральной теории, должно быть универсальным и применяться ко всем, в любом месте, в любое время.Однако перед нами всё ещё стоит вопрос: существует ли вообще Универсально Предпочтительное Поведение?
Как минимум, то, что мы сейчас обсуждаем этот вопрос, уже указывает на то, что мы считаем, что нужно его решить - нам нужна истина. Самим этим рассуждением мы подразумеваем, что нужно стремиться к истине. Этим мы и подтверждаем существование UPB.Вот и всё. Мораль существует и она абсолютна.
Теперь остаётся определить, что может быть Универсально Предпочтительным Поведением, а что не может.Например, мы не можем сказать, что убивать хорошо. Потому что тогда, чтобы быть хорошим, каждый должен будет убивать людей. А что же будет с теми, кто не успел никого убить? Он так и умрёт, даже не став хорошим?
Да и потом, если все понимают, что убивать хорошо, разве этому будет кто-то сопротивляться? Если убийству не сопротивляются, то это получается уже не убийство, а суицид с помощью другого человека. А если это не убийство, то человек, пытавшийся совершить убийство так и не стал хорошим, причинив смерть другому человеку. Тогда вообще никто не может стать хорошим.

Другой пример: мы не можем сказать, что хорошо получать удовольствие. Потому что, например, маньяк, совершивший изнасилование получил удовольствие, но его жертва определённо нет. Опять мы не можем все быть хорошими.

Ещё один пример. Допустим, наша моральная теория гласит, что хорошо красть. Представьте, что в комнате находятся два человека. Чтобы стать хорошим, один решает украсть у другого часы. Но другой знает, что красть хорошо, и поэтому совсем не сопротивляется - даже может помочь ему. Где же здесь кража? Если кражи не было, то первый человек не стал хорошим. И никто не может стать хорошим.
К тому же ему нет смысла что-то красть, потому что то, что он украл, у него сразу может украсть его сосед. Даже должен украсть - если хочет стать хорошим.
То есть такая теория тоже не проходит тест на универсальность.

Зато этот тест отлично проходят, например, следующие утверждения:

нельзя убивать - мы все можем быть хорошими, просто не убивая друг друга;
нельзя красть - мы все можем быть хорошими, просто не крадя друг у друга;
нельзя причинять вред другим людям - мы все можем быть хорошими, просто не причиняя друг другу вред.

Мораль - это не набор мнений. Это область знания, которую нужно изучать так же, как физику или математику, следуя принципам научного метода и соблюдая все законы логики.

ИСТОЧНИК: http://dobroum.com/2014/11/30/is-morality-relative/

Теория аффектов

Оригинал взят у arkhemlol в Теория аффектов

Теория аффектов - это одна из теорий, существовавшая в эпоху барокко. Прежде всего в философии Спинозы, но также и в музыке. Вкратце рассмотрим, что из себя представляет теория аффектов.
Сначала процитирую Бертрана Рассела (о системе и метафизике Спинозы):
"И этически и метафизически существом его системы было утверждение, что все можно доказать и поэтому важно дать доказательства. Мы не можем принять его метод, но это происходит потому, что мы не можем принять его метафизики. Мы не можем поверить что взаимосвязи частей Вселенной - логические, потому что мы считаем, что научные законы должны быть раскрыты наблюдением, а не одним размышлением. Но для Спинозы геометрический метод был необходим и был связан с наиболее существенными частями его доктрины".
Итак, мы видим, что Спиноза (на которого большое влияние оказал Декарт) верил в доказуемость и выводимость феноменов бытия и, как следствие, выводимость и доказуемость всех действий этих феноменов. Такое миропонимание характерно для механицизма. Т.е. представления о том, что Вселенная есть механизм, предельно сложный, но тем не менее механистичный по своей сути, а значит познаваемый интеллектуально и прежде всего математически. Кстати, одним из последователей механицизма являлся Дюринг, с которым полемизировал Энгельс.
Далее там же об аффектах: "Я подхожу сейчас к теории аффектов Спинозы. Она следует за метафизическим обсуждением природы и происхождения ума, которое приводит к удивительной теореме о том, что "человеческий ум имеет адекватное познание вечной и бесконечной сущности Бога". Но страсти, которые обсуждаются в третьей части "Этики", отвлекают нас и мешают нашему интеллектуальному видению целого.
Нам сообщается, что "всякая вещь, насколько она является сама собой, стремится пребывать в своем существовании (бытии)". Отсюда возникают любовь, ненависть и борьба. Психология в части третьей целиком эгоистична: "Кто увидит, что то, что он ненавидит, уничтожается, будет чувствовать удовольствие". - "Если мы увидим, что кто-либо получает удовольствие от чего-либо, владеть чем может только он один, то мы будем стремиться сделать так, чтобы он не владел этим".
Но даже в этой части имеются моменты, когда Спиноза отбрасывает вид математически доказанного цинизма, например, когда он говорит: "Ненависть увеличивается вследствие взаимной ненависти и, наоборот, может быть уничтожена любовью". Согласно Спинозе, самосохранение является основным мотивом страстей, но самосохранение изменяет свой характер, когда мы понимаем, что реальное и положительное в нас - это то, что объединяет нас с целым, а не то, что сохраняет видимость разделенности".
Существенно последнее утверждение Б. Рассела о философии Спинозы. По Спинозе все в мире управляется абсолютной логической необходимостью. А человек, как часть природы, стремится познать ее (или Бога) в гармонии или целостности, причем познание, как единственный шанс объединится с Богом и Вселенной, первичнее и фундаментальнее даже инстинкта самосохранения, как основного мотива всех страстей и желаний (аффектов).
Не трудно увидеть, что теория аффектов Спинозы во многом перекликается с буддистской теорией о страстях и желании, в которой тришна, или инстинкт самосохранения (в более общем смысле - чувственные желания), одна из причин, по которой человек не может видеть истинную природу вещей, дхарму - истину, или подлинное знание.
Конечно необходимо сказать, что о страстях говорили многие - и Священное Писание, и Платон, Аристотель, а также стоики. Я здесь лишь хочу отметить, что Спиноза рассматривал страсти утилитарно, т.е. как феномены в человеческой природе, мешающие истинному познанию, не придавая страстям фундаментально негативного характера.
По Спинозе "Аффект, являющийся страстью, перестает быть ею, как только мы образуем ясную и отчетливую идею его". Иными словами, страсть осознанная и контролируемая не есть препятствие на пути познания.

Перейдем к музыке, воспользовавшись определением из толкового словаря: "Теория аффектов — музыкально-эстетическая концепция, распространённая в Европе в эпоху барокко.
Барочная теория аффектов восходит к этическим теориям греческой античности, которые определяли, как вызывать у человека определённые эмоциональные состояния (радость, печаль, страдание и т.д.) с помощью различных средств художественной выразительности. Согласно теории аффектов музыка, с одной стороны, призвана возбуждать в человеке различные аффекты, с другой — сама изображает их. Афанасий Кирхер (1650) указывал 8 основных аффектов, которые способна возбуждать в человеке музыка: желание, печаль, отвага, восторг, умеренность, гнев, величие и святость. Передача конкретных аффектов подразумевала использование одних и тех же (установленных теоретиками) средств музыкальной выразительности — гармонии, инструментовки, ритмики, темпа и т.д.".

Википедия: "Значительный интерес, с точки зрения развития музыкальной психологии, представляет возникшая в Эпоху барокко Теория аффектов, основными разработчиками которой явились Иоганн Кванц, Марен Мерсенн, Афанасий Кирхер, Иоганн Вальтер, Клаудио Монтеверди, Иоганн Маттезон, Джованни Бонончини и Христиан Шпис. Согласно Теории аффектов, цель композиторского творчества — возбуждение аффектов, за группами которых закреплялись определённые музыкальные стили и другие средства композиторского письма. По мысли Афанасия Кирхера, передача аффектов не сводилась к каким-либо сугубо ремесленническим техникам, а являлась неким магическим действом по управлению «симпатией», «возникающей между человеком и музыкой». В этой связи следует отметить, что магии специально обучились многие композиторы той эпохи, включая и крупнейшего из них — Клаудио Монтеверди."
Заканчивая цитирование, отмечу, что "со второй половины XVIII века теория аффектов перестала непосредственно влиять на музыкальную практику. Музыкальные термины, первоначально обозначавшие аффекты (например, темповые обозначения Allegro, Adagio и т.п.), стали употребляться вне связи с эмоциональным характером".
Была даже разработана классификация тональностей по характеру их воздействия на определенные аффекты: "С-Dur - веселый и воинственный, с-moll  - сумрачный и печальный; D-dur - радостный и очень воинственный, d-moll - торжественный и благочестивый, Е-Dur - сварливый и раздражительный" и т.п.
Итак, музыка барокко первоочередной своей задачей ставила воздействие на человека, возбуждении в нем определенных страстей и эмоционального отклика. Чем сильнее были возбуждаемые страсти, чем сильнее музыка воздействовала на определенные аффекты человеческого существа, тем сильнее сотрясалась душа человека, и, возможно, тем явственнее и ближе становилась для него возможность познать суть этих страстей и поставить их себе на службу.
Конечно, многие композиторы делили страсти на "хорошие" и "плохие" и основной мыслью было привить человеку и воспитать в нем хорошие и возвышенные качества в противовес плохим и низменным.
Данный принцип нашел своё отражение в утверждении И.С. Баха, что "к
онечной целью и причиной всякой музыки должно быть только прославление Господа и укрепление духа. Если это не принимают во внимание, получается не музыка, а дьявольские вопли и монотонное хныканье".
Это, однако, несколько противоречит философии Спинозы, который как утверждалось выше, подходил к страстям с точки зрения их осознанности и контролируемости.
Из описанного выше легко видно в каком противопоставлении находятся музыка и искусство сегодняшнего дня, в которых главной задачей является развлечение человека, и искусством, в котором главное состоит в приведении его к такому состоянию, при котором он станет лучше осознавать самого себя.
Понимание этого существенно для решения задачи формирования нового человека.



ИСТОРИЯ - ЭТО ЛЖЕНАУКА!

ИСТОРИЯ - ЭТО ЛЖЕНАУКА!
Итак, что есть история?
История с общечеловеческой точки зрения и с точки зрения индивида.
Вопрос предельно сложный.
Я сделал для себя следующие выводы:
ИСТОРИЯ - ЭТО ЛЖЕНАУКА!
1) История - ложь. Такая же ложь как и утверждение о существовании Абсолютной Истины.
2) История - не наука. История это художественное произведение. Как литература. Огромная часть базы этого предмета - труды, написанные обычными (пусть и, зачастую, очень умными людьми). А труд, написанный человеком, вещь сугубо субъективная. Пусть даже труд этот будет основан на десятках других трудов. Все эти труды лишь взгляд одного человека на какие-то события. Или же взгляд одного человека на взгляды других людей. Всё это не претендует и не может претендовать на какую либо "трезвость", объективность или, если позволите, истинность.
3) История - инструмент. Инструмент политического влияния на социум. Очень верно по этому поводу написал Оруэлл в своей замечательной и гениальной антиутопии "1984": "Тот кто управляет прошлым, управляет будущим. Тот кто управляет настоящим, управляет прошлым." Этот роман вообще обязателен к прочтению всем без исключения.
4) Историю делают люди. Только не те люди, участники непосредственных событий, а те, которые эти события описывают и анализируют (т.н. историки).
5) История - это сказки для идиотов. Уж простите, если кого задел. Не хотел.

ИСТОРИЯ НАХ-РОУЛЛИНГ.jpg

6) История - это разменная монета политических игр.
7) История - метод воспитания стада. Т.к. история у нас является обязательным предметом в школах и вообще обязательной наукой для создания патриотического (быдла) строя.
8) История - бесконечно многогранная субстанция, абсолютно не поддающаяся какому-либо "реальному" анализу.
9) История зиждется на своих памятниках. Памятники эти тоже не являются прямым доказательством чего либо. Есть только тысячи догадок из которых выходит конечный объект - история. И эту историю большинство людей принимают на веру.
10) В истории никому и ничему нельзя доверять.
11) История, как и многие другие науки претендующие на истинность, является чисто интерсубъективной вещью. То есть, вещью, в которую верит большинство народу и потому она (как-будто) считается объективной, истинной. Отсюда следует следующий пункт:
12) История - миф, который люди сами для себя создали и охотно в него верят.
13) История - псевдонаука. Здесь невозможен эксперимент и, именно поэтому, какая-либо точность.

Вселенная в словах: Слово и речь

Вселенная в словах: Слово и речь
Что такое слово и речь? Средство для изложения наших мыслей окружающим людям? Или же слова родного языка неразлучны с образами и влияют на сам ход мысли? Интересно, как мог бы думать и поступать человек, в языке которого нет слов «нельзя», «друг» или «мое»?
В последнее время в интернете часто встречаются подборки слов, которых нет в русском или английском языке — мол, надо же, забавно: где-то живут люди, которые некую вещь, для которой не сразу придумаешь описание, называют одним словом! Например, норвежцы, говоря о чувстве самой первой влюбленности, называют его forelsket. Конголезское слово llunga означает человека, который способен простить обиду дважды, но на третий непременно отомстит. Самое емкое «местное» слово, занесенное в Книгу рекордов Гиннесса, — это слово mamihlapinatapai, которое используется в одном из племен Огненной Земли, чтобы коротко обозначить ситуацию, когда два человека стесняются что-то начать и смотрят друг на друга, ожидая, что второй окажется смелее. Подобные случаи непереводимости лингвисты называют «языковыми лакунами».

Распространенное в последние годы направление дискуссий о нетождественности языков (в частности, русского и американского английского) — что, мол, «у них» нет слов, в точности соответствующих нашим. Это не более чем заблуждение с политическим подтекстом: английский язык с русским достаточно близки, тексты на них взаимопереводимы если не слово в слово, то (с некоторой компенсацией) достаточно точно, без потери нюансов смысла. Но задумайтесь: если некие два языка отличаются друг от друга не отдельными оттенками слов и грамматическими нюансами, а всем своим построением? Если в одном из них, например, нет глаголов или отсутствуют механизмы для обозначения времени? Как это скажется на мышлении носителей такого языка, и насколько с ними вообще возможно взаимопонимание?
Возникновение гипотезы
Точка зрения, что язык вторичен по отношению к мышлению и что все народы мыслят примерно одинаковым образом и лишь изъясняются по-разному, господствовала издревле. Однако в последнюю пару столетий по мере изучения языковой картины мира стало формироваться и противоположное мнение. Еще Вильгельм Гумбольдт, знаменитый немецкий языковед и философ XVIII-XIX веков, заметил, что «язык народа есть его дух». Впоследствии Лео Вайсгербер развил эту мысль и ввел понятие культурноспецифической модели мира, уникальной для каждого языка. Франц Боас создал концепцию культурного релятивизма (каждую культуру следует оценивать только с позиции ее ценностей), а его ученик Эдвард Сепир, который, как и Боас, всю жизнь изучал племена индейцев, назвал язык «ключом к поведению». Однако более всех других в этом направлении продвинулся, создав гипотезу лингвистической относительности, человек, который вовсе не был профессиональным лингвистом. Его звали Бенджамин Ли Уорф, он был химиком-технологом по образованию и всю жизнь проработал в страховой компании. Языковедение было его хобби, и увлечению он отдавался куда с большим энтузиазмом, чем профессиональной деятельности.

Все началось с событий, далеких от лингвистики: пожаров на топливных складах. Расследуя их причины для страховой компании, Бенджамин Уорф заметил, что квалифицированные рабочие, предельно осторожные при работе с полными цистернами, становятся неосмотрительны и часто закуривают, если на цистернах написано «Пусто» — хотя им прекрасно известно, что наполняющие такие цистерны бензиновые пары гораздо опаснее жидкого бензина. Уорф понял, что, видя слово «пусто» (которое можно понимать как «нет ничего», «нет ничего вообще» и, следовательно, «нет ничего опасного»), люди неосознанно расслабляются. То есть какое-то слово само по себе управляет человеческой мыслью.

А так как Уорф уже давно увлекался лингвистикой, ходил вольнослушателем на лекции Эдварда Сепира (и, таким образом, был знаком с его взглядами), а также в меру своих возможностей занимался изучением индейских языков, — то он довольно быстро распространил свой вывод с неосторожных рабочих на людей вообще, в особенности на представителей культур, непохожих на американо-европейскую, говорящих на странных языках. Так родилась гипотеза лингвистической относительности, названная впоследствии «гипотезой Сепира-Уорфа» (хотя к разработке гипотезы Эдвард Сепир имеет весьма опосредованное отношение). Коротко ее можно сформулировать так: «Язык определяет мышление».

Всю дальнейшую жизнь (вернее, то время, которое оставалось от работы в страховой компании) Бенджамин Уорф посвятил изучению экзотических языков, в которых он находил подтверждения своей гипотезе, выступал с лекциями и писал статьи. Вот цитата из одной его статьи, переведенной и опубликованной в советском лингвистическом сборнике:

«Мы расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим родным языком. Мы выделяем в мире явлений те или иные категории и типы совсем не потому, что они самоочевидны; напротив, мир предстает перед нами как калейдоскопический поток впечатлений, который должен быть организован нашим сознанием, а это значит — языковой системой, хранящейся в нашем сознании. Мы расчленяем мир, организуем его в понятия и распределяем значения так, а не иначе в основном потому, что мы — участники соглашения, предписывающего подобную систематизацию. Это «соглашение» имеет силу для определенного речевого коллектива и закреплено в системе моделей нашего языка…»

Вселенная такова, как мы о ней говорим
Наиболее существенные отличия можно наблюдать в далеких друг от друга и никогда не испытывавших взаимного влияния языках. Сегодня, когда все земли давным-давно открыты, главный интерес для этнолингвистов представляют изолированные языки, сохранившиеся у небольших групп аборигенного населения в самых глухих уголках Земли, куда еще не успела добраться европейская цивилизация с ее туристами, долларами и демократическими ценностями.

К слову, Бенджамин Уорф в своих исследованиях вообще не делал различия между европейскими языками, объединяя их для удобства в один «стандартный среднеевропейский». Он обосновывал это тем, что индоевропейские диалекты, разделившиеся в относительно недавнее время, развивались в плотном взаимодействии друг с другом и под влиянием латыни и греческого.

Говоря о далеких от «стандартного среднеевропейского» языках, нельзя не привести несколько примеров, наглядно иллюстрирующих гипотезу лингвистической относительности. Наиболее известный (и наименее эффектный) из подобных примеров — про эскимосов и слово «снег», которого нет в языках эскимосской ветви. То есть нет единого слова для обозначения снега вообще, но есть несколько слов для обозначения разных его состояний: падающего, слежавшегося, прошлогоднего и т. д. — что свидетельствует о необычайной важности в окружении и жизни эскимосов этого явления природы.

Еще один довольно распространенный пример — со словами, обозначающими цвета. Эти слова и в европейских языках не всегда присутствуют в одинаковом количестве (вроде русских «синий» и «голубой» против единственного английского blue), а в языках экзотических — и подавно (не редкость, когда на весь словарный запас языка приходится всего три слова для обозначения разных цветов).

От общеизвестных примеров перейдем к тому, как носители разных языков обозначают расположение вещей в пространстве. Для нас кажется совершенно естественным говорить «справа», «слева», «спереди», «сзади», то есть маркировать положение предметов относительно самого себя (что, если задуматься, указывает и на определенные особенности миросозерцания). Кроме «эгоцентрического» нам известен еще «географический» способ маркировки пространства по сторонам света («к северу», «к югу» и т. д.); в «среднеевропейском» он играет вспомогательную роль, а вот в языке австралийского народа гуугу йимитхирр такой способ — единственный. Говорят, у представителей этого народа необычайно развито чувство направления, и, даже находясь в полностью закрытом помещении, они способны точно указать, в какой стороне солнце восходит и где садится.

Однако способы обозначения взаиморасположения объектов в пространстве не исчерпываются «эгоцентрическим» и «географическим» — известен как минимум еще один. Представьте себе небольшое племя, живущее, скажем, у подножия большой горы или у морского побережья. Если гора или море играют определяющую роль в жизни племени, в языке его может сложиться система расположения всех предметов относительно этого элемента ландшафта: «выше по склону"/"ниже по склону», «к морю"/"от моря». И даже находясь в тысячах километров от своей горы или побережья, эти люди продолжают «членить мир» привычным для них способом, говоря, например, что вот эта чашка с кофе «ближе к морю», чем та, другая. Подобная система ориентации в пространстве характерна, например, для языка индейцев цельталь.

Совсем уж экзотический пример представляет собой малочисленный — всего около 300 человек — народец пираха, обитающий на берегу одной из рек в бассейне Амазонки. Вселенная их очень проста, о чем свидетельствует язык пираха, в котором нет многих «необходимых» с точки зрения «среднеевропейца» понятий: чисел (кроме «много» и «мало»), цветов, слов, обозначающих родственные отношения, а также прошедшего и будущего времени. Пираха не желают иметь дела с так называемой цивилизацией: не интересуются ее достижениями, отказываются учить другие языки и вообще неохотно идут на контакт.

Если в языке пираха нет глаголов прошедшего и будущего времени, то у индейцев хопи практически нет представления о времени вообще, поскольку их глаголы почти не отличаются от существительных. Кроме того, в этом языке нет слов для обозначения временных интервалов («день», «год», «завтра»). Зато — вместо глагольных времен — хопи всегда указывают степень достоверности: сообщение ли это о событии, или ожидание события, или обобщение нескольких событий в закономерность.

Известно, что вселенная бесконечно сложна, и поэтому все способы ее познания сводятся к созданию сильно упрощенных моделей. Такими моделями являются и науки, например физика. В своей статье со сложным названием «О двух ошибочных воззрениях на речь и мышление…» (и дальше еще 90 знаков заголовка) Бенджамин Уорф рассуждает о том, какой могла бы быть физика, если бы ее создали не «среднеевропейцы», а не знающие времени хопи. Из такой гипотетической физической модели мира исчезли бы все понятия, связанные со временем, например понятие скорости, а ему на смену пришло бы понятие интенсивности (о том, что мы обозначаем словом «быстро», хопи говорят «сильно»).

Взлеты и падения гипотезы
Гипотеза лингвистической относительности привлекла широкий интерес научной общественности в 50-х годах XX века, уже после смерти Бенджамина Уорфа. Однако после непродолжительного пика популярности начался период упадка, и гипотеза вынесла множество критических ударов, часть из которых была по существу (например, аргументы против тезиса, что язык полностью определяет метод познания действительности человеком), но хватало и снобистских нападок и разоблачений: многие из них сводились к тому, что Уорф не являлся профессиональным лингвистом и был недостаточно компетентен. Так, например, один автор раскритиковал на самом деле не принадлежавшее Уорфу утверждение, что у эскимосов более ста слов для обозначения снега (это недостоверное высказывание остается на совести журналиста из New York Times; вообще это отдельная курьезная история — как от публикации к публикации журналисты увеличивали число «эскимосских» названий для снега, пока оно не перевалило за сотню). Другой автор к своей книге о языке хопи написал два эпиграфа: цитату из Уорфа, где тот утверждает, что хопи не знают времени, и фразу на этом языке с переводом, из которого становится очевидно, что Уорф неправ. Однако эта работа была написана спустя полстолетия после Уорфа, и за это время язык хопи испытал сильное влияние английского языка и мышления.

Антиподом Бенджамину Уорфу выступил известный лингвист и общественный деятель Ноам Хомский, выдвинувший концепцию «универсальной грамматики». Согласно этой концепции, любой человек от рождения обладает заложенными природой способностями к языку — следовательно, все языки мира имеют между собой нечто общее. По Ноаму Хомскому, язык никак не влияет на мышление. Долгое время универсальная грамматика, подкрепленная авторитетом своего создателя, держала главенствующие позиции. Однако и гипотеза лингвистической относительности никогда не уходила с научного горизонта, и в непрекращающейся дискуссии сторонников двух противостоящих концепций родилось множество интересных открытий, выходящих за пределы лингвистики.

В последние два десятилетия гипотеза Сепира-Уорфа вновь набирает популярность, в немалой степени это связано с постепенной глобализацией мира и взаимопроникновением различных языков друг в друга.
Шкала цветовых приоритетов
Говоря об открытиях, сделанных в процессе противостояния гипотез лингвистического универсализма (Ноама Хомского) и относительности (Сепира-Уорфа), можно привести в качестве примера шкалу цветовых приоритетов. Двое ученых, Брент Берлин и Пол Кей, универсалисты, исследовали большое количество языков и нашли в них общую последовательность присутствия или неприсутствия слов, обозначающих цвета: если в языке существуют всего два слова для цветов, то это непременно будут «черный» и «белый» (или «темный» и «светлый») — самые важные и приоритетные; если в языке три цвета, то к названным добавляется «красный»; четвертый цвет будет либо «зеленым», либо «желтым». Итак далее.
Гипотеза Сепира-Уорфа
находится на стыке нескольких лингвистических дисциплин — психолингвистики, этнолингвистики, лингвокультурологии. Несмотря на то что большинство специалистов в этих областях не признают гипотезу и считают ее чрезмерно категоричной, нельзя отрицать, что она оказала огромное влияние на развитие упомянутых наук, послужила стимулом для множественных дискуссий и легла в основу ряда открытий.

Абсолютно точный язык
В 1955 -1960 годах Джеймс Кук Браун, социолог и писатель-фантаст, для экспериментов с гипотезой лингвистической относительности разработал искусственный язык логлан (от англ. logical language).

Этот язык был абсолютно точным, то есть не содержал многозначных словесных конструкций, простым в изучении и употреблении, но при этом существенно отличался от английского и других «среднеевропейских» языков, чтобы можно было наблюдать «эффекты Уорфа». Язык быстро получил распространение, и сегодня на нем и его диалектах разговаривают несколько тысяч человек; кроме того, логлан упоминается в двух произведениях Роберта Хайнлайна. В 1970—1980-х, когда в США начались исследования в области искусственного интеллекта, логлан (как язык, не содержащий логических неточностей и противоречий) было решено использовать в качестве языка для общения человека и машины.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№112, февраль 2012).
ИСТОЧНИК: http://www.popmech.ru/science/12360-vselennaya-v-slovakh-slovo-i-rech/#full

Ученые выяснили эволюционную роль пения

Ученые выяснили эволюционную роль пения
По мнению антропологов, коллективное пение помогало нашим далеким предкам быстрее находить общий язык друг с другом, что увеличивало шансы на выживание.

«Ключевым различием между людьми и приматами является то, что мы способны жить в гораздо больших социальных группах, чем они. Все группы и народности освоили искусство пения, и почти все члены этих сообществ хорошо или плохо, но поют. Наши коллеги уже предполагали, что коллективное пение помогает создавать социальную сплоченность тогда, когда нет времени на установление прочных межличностных связей», — заявил Эйлунед Пирс из Оксфордского университета (Великобритания).
Пирс и его коллеги проверили справедливость этой идеи оригинальным способом — они заручились поддержкой Просветительной ассоциации рабочих Великобритании (WEA) и при ее помощи организовали курсы пения для всех желающих, проводившиеся на протяжении семи месяцев.
Параллельно с ними для чистоты эксперимента ученые также проводили курсы, в которых добровольцы занимались другими коллективными формами активности: учились различным художественным искусствам и умению писать прозу. Каждый месяц и в самом начале курсов ученые проводили опросы среди их участников, интересуясь тем, как они относились к другим посетителям занятий WEA и к преподавателям.
Как оказалось, пение действительно помогало участникам курсов наладить связи друг с другом, но не так, как представляли это себе ученые. Оказалось, что в долгосрочном плане пение не превосходит коллективное обучение другим видам искусства.
Но с другой стороны, у пения было одно весомое и уникальное преимущество — опросы показали, что оно сблизило незнакомцев гораздо ближе, чем рисование или литераторство, уже во время первого занятия. Впоследствии действие всех этих активностей выровнялось, и участники опытов начинали демонстрировать равный уровень привязанности друг к другу.
Эта необычная черта пения натолкнула ученых на мысль о том, что коллективное исполнение песен могло сближать и роднить большие группы древних людей, до этого мало знакомых друг с другом. Подобный навык, судя по распространенности пения среди всех народов Земли, помогал нашим предкам выжить, заключают британские ученые, передает РИА «Новости».
ИСТОЧНИК: http://www.moya-planeta.ru/news/view/uchenye_vyyasnili_jevoljucionnuju_rol_peniya_16307/